Площадь “Святого Стефана»

Вена. С  5 по 9 августа 2016 года я находился в столице Австрии, как указано во всех справочниках, музыкальной столице Европы. Кто не был в венской опере, тот не увидел Австрии. Но первый день я провёл в залах Венского музея истории искусств. Нет смысла пересказывать увиденное — экспонаты действительно великолепные и уступают объективно только коллекции Эрмитажа.

 

Задержался я только у одного экспоната — его называют по-разному: Копьё судьбы, Копьё власти, Святое копьё, Копьё Лонгина. По преданию именно этим копьём центурион Лонгинес прервал жизнь Иисуса Христа. Оно действительно завораживает и не только своей историей. Великие короли Европы владели им, считая, что оно придаёт им божественную силу, с помощью которой владелец способен покорить весь мир. Им владели: Барбаросса, Фридрих Второй, Адольф Гитлер. Юный Адольф часами простаивал  у этого экспоната переполненный видениями властелина мира. После присоединения нацистской Германией Австрии Копьё  власти было по приказу Гитлера перевезено в Дрезден, где хранилось до окончания войны. Оно, как трофей, попало в руки американцев, а в 1946 году было передано правительству Австрии. Вместе с тем бытует версия, что американцы передали австрийцам точную копию, а подлинник по сей день хранится в Вашингтоне.  

На следующий вечер по рекомендации друзей я отправился в музыкальный салон и через пятнадцать минут, потеряв ориентир, обратился к двум пожилым австрийкам. По-немецки с детства я знал только две фразы: «Данке щён и бите щён! Хенды хох и Гитлер капут». Пожилые дамы, что-то нашептывая и улыбаясь, в прямом смысле, взяв меня за руку,  довели до указанного адреса. Я не знал имён этих австрийских женщин, но их лица, особенно глаза, источали доброжелательность и открытость. Они словно говорили: «Мы готовы дружить с незнакомцем и готовы открыть наши сердца! 

А вот и музыкальный салон, действующий во дворце одного из вельмож Елизаветинской эпохи. Музыка Шуберта в первом отделении, Иоганна Штрауса во втором, меня буквально окрылила. Я, как и другие гости вечера, растворился в божественных звуках. Музыкальный вечер завершился исполнением  кавалерийского марша, написанного в честь принца Савойского, победителя турок. Мы аплодировали стоя, без сомнения, выдающимся музыкантам.

Безусловно, моё сознание требовало какой-то перезагрузки после обильной порции эмоций. Напротив входа в музыкальный салон, расположилось Венское центральное кафе. Я выпил чашку крепкого кофе под живую музыку и не отказал себе в удовольствии съесть бисквит с ромом.  Словоохотливый хозяин кафе рассказал, что его прадед за соседнем столиком угощал именно этим пирожным императорскую чету Франца Иосифа, его очаровательную супругу Сиси, и настоятельно рекомендовал мне выпить бокал рислинга. Я так и сделал.

 

Образы императорской семьи и их трагическая история на какое-то мгновение погрузили моё сознание в дни минувшие.  Жизнь юной императрицы, затем зрелой одинокой женщины и внезапная смерть от  руки итальянского террориста, пронзившего её сердце примитивной заточкой. Не прошло восемнадцати лет после злодейского убийства, как с  геополитической карты мира исчезла австро-венгерская империя и началась новая эра в истории Австрии. Мои грустные мысли были отвлечены цокотом копыт прекрасных конных экипажей, которые лихо проносились мимо кафе, в котором я на час обрёл уют и покой, потягивая вино небольшими глотками.

 

Помните, конечно, картину известного русского художника Крамского «Незнакомка». Гордый взгляд юной брюнетки буквально завораживал, глядя на зрителя, из глубины модного экипажа. Так и мимо меня проносились экипажи. В них можно было видеть юных женщин в тёмных или светлых паранджах с узкими прорезями для глаз. Юные девы словно сошли со страниц книги о тайнах Востока «1001 ночь». Остаток вечера я провёл на площади «Святого Стефана». Я стоял у киоска, уплетал сосиску и запивал её холодным пивом, заплатив десять евро. Мимо меня чинно проходили семьи арабов. Как правило, во главе каждой группы шёл  молодой мужчина, окружённый тремя, четырьмя юными женщинами, одетыми в тёмные, или светлые лёгкие накидки. На головах у большинства женщин были одеты замысловато уложенные платки, тюрбаны, паранджи. Вокруг со смехом бегали очаровательные дети с развивающимися кудрями и сверкающими глазами.

 

Площадь «Святого Стефана» кишела представителями арабского мира и под стенами самого известного христианского собора Европы звучала музыка Востока. Вот, только  гуляющих детей, коренных европейцев я так  и не увидел. Может быть потому, что я остановился в центре Вены в гостинице «Рояль» на площади, ставшей традиционно местом встреч арабов. Как красиво они проводят время: в эмоциональных беседах, видимо, о судьбе Европы, песнях и танцах под чарующую музыку Востока. Тут же под их аплодисменты выступал дервиш в алом плаще звездочёта с театральной короной на голове. Подчас мне казалось, что на ковре самолёте я перенёсся в  арабские эмираты, попал в сердце мира арабского востока. Я с умилением смотрел, как полицейский поднял шалуну — мальчику арабу мячик и с нежностью потрепал его по курчавой, тёмной головке. В свою очередь малыш ответил блюстителю порядка белозубой улыбкой. Ну, что вам сказать: «Идиллия. Вот она подлинная толерантность европейских политиков и пока ещё значительной части населения».

 

Естественно, возникает вопрос: Но почему же арабов так много? Арабские семьи существуют на пособие, которое состовляет от 800 до 900 евро на взрослого человека, бесплатное социальное жильё. Большинство из них не работают, ведут праздный образ жизни. То есть наслаждаются теми благами, которые им предоставляет совершенно законно местная власть. Арабов можно понять, почему они так спешат попасть в рай, созданный для них европейцами. Вероятно, дальновидные политики Европы думали о естественной ассимиляции. Но пока видно другое — представители иной цивилизации активно внедряют свои нормы поведения и исторический уклад жизни в странах Европы и проповедуют свои идеалы. Их женщины рожают и рожают много здоровых детей и, слава Богу! К сожалению, европейцы вырождаются на глазах: однополые сексуальные связи и узаконенные однополые браки и это уже не закат, а естественный конец европейской цивилизации. Сегодня и это уже факт —  в Европе торжествует иной этнос:  имя ему — «восточный пассионарий» — активный,  настойчивый, целеустремлённый с ясной идеологией и уже завтра не только на площади «Святого  Стефана» в столице Австрии будут говорить и петь по-арабски, но и во всей Европе.      

И всё-таки, где же и когда на каком повороте истории Европа потеряла бездарно своё Копьё судьбы? А может быть обрела? Как знать..