Эллада сегодня

 

В начале своего повествования хотелось бы выразить слова благодарности учёным Греции, в первую очередь археологам, музейным работникам, реставраторам, открывшим и донёсшим современнику артефакты эпохи, которую сегодня мы называем эллинистическим миром. Миром, который во многом обязан своему появлению на свет таким историческим гигантам, как Филипп-II  и Александр-III,  цари Македонии, правившие в IV веке до н.э.

И, если первый царь своей властной рукой объединил в единый военно-политический союз государства Греции, то его сын расширил её  границы на Западе до современной Испании, а на Востоке до границ с Индией, включив в новую империю за 13 лет своего молниеносного продвижения десятки стран и сотни племён и народов. Родившись в столице Македонии в Пелле, он с детства созерцал мир небожителей на горе Олимп, впитав эзотерические тайны от своей матери и волнующий гром побед своего отца. В то же время он искренно считал себя сыном Зевса-Амона и привнёс в завоеванные страны в первую очередь высочайшую культуру Эллады и освобождение народов от тиранов, дав ориентиры развития цивилизации на тысячелетия вперед, подготовив эллинистический мир для триумфального шествия христианства.

Игрушечный автомобиль неутомимо преодолевал головокружительные виражи дороги ведущей к вершине Олимпа. За рулём сидел словоохотливый грек Сократис, историк, человек просвещённый и общительный. Он многое поведал мне о прошлом этих мест. Именно по этой тропе, с его слов, а сегодня дороге, поднимался юный воин Александр в компании своих товарищей, чтобы принести жертвы богам Олимпа перед победоносным походом в Азию. Глядя на вершины этих гор, подаривших миру самые удивительные легенды, лучше понимаешь психологию юного царя, мир его грёз и великих помыслов.

Откушав плоды Олимпа, и выпив по глотку домашнего вина, мы вернулись в древнюю столицу Македонии — Эгги, ныне это небольшой городок Вергина с бесконечными рядами домиков под красной черепицей, утопающих в зелени виноградных лоз и напоенных соком смоковниц. Именно здесь, благодаря интуиции гения археологии Манолиса Андроникоса в 1977 году был раскопан некрополь, в котором археологи за массивными мраморными дверьми обнаружили три царские гробницы. Вероятно, в полной мере, мы никогда не узнаем, что испытал ученый Манолис Андроникос, открыв крышку мраморного саркофага, на дне которого стояла урна из золота чистой пробы весом почти в 8 килограмм с прахом царя Филиппа II, и принадлежащий ему пышный золотой венок, сплетенный из листьев с вкраплёнными желудями. Эти предметы по праву считаются шедеврами ювелирного искусства древнего мира. К сожалению, имя автора по сей день не известно. Завеса тайны закрывает камеру, где покоятся останки девятнадцатилетней жены царя, ушедшей в иной мир добровольно за убитым супругом, по законам и обычаем скифов. Возможно, она была дочерью известного скифского царя Скила, погибшего в битве с македонцами, и ставшая залогом мирного союза между македонцами и скифами. Можно также предположить, что она принесла в дом Филиппа редкое приданное, например: горит (пенал для лука и стрел) с накладным рельефом сцены гибели Трои, выполненный из драгоценного металла, и множество других чисто скифских  предметов — 66 трёхгранных  бронзовых наконечников и уникальная диадема. Странно, но, ни в одном из известных произведений авторов истории древней Греции имя жены Филиппа не упомянуто. В третьей гробнице покоится прах несчастного внука Филиппа-II Александра IV, ставшего жертвой заговора и ушедшего из жизни в раннем возрасте.

Перенасыщенные впечатлениями от увиденного, мы пили крепкий кофе под сенью платанов уютного бара, расположенного в десяти метрах от основания холма, покрывавшего гробницы, как и две с половиной тысячи лет тому назад. Я еще раз взглянул на фото мраморных дверей усыпальницы. Над дверями распахнулась   огромная фреска на тему царской охоты. На ней автор соединил в вечности  двух царей — ушедшего Филиппа и молодого Александра, победоносно завершившего дело своего отца.          

Как всегда бывает во время дружеского разговора, наш осведомлённый собеседник предложил показать дворец царя Филиппа и его знаменитый театр, но для этого нужно было подняться вверх по достаточно крутому склону заросшему дубом и по узкой тропинке увитой диким виноградом пройти на царский холм. Живописная картина открылась с его вершины. Долина, утопающая в зелени садов, уходила куда-то вниз к побережью и её рассекали речки с прозрачной водой даже в конце июля. Сегодня от дворца остался фундамент, колоны из мрамора, многочисленные покои и, конечно, вход в подземную галерею, по которой царь, ведомый роком, прошёл свой последний путь.  Он вышел из проёма  грузный, хромой, с повязкой чёрного цвета, закрывшей его пустую глазницу. Его плечи покрывал пурпурный плащ, вытканный золотой нитью, а его благородный высокий лоб закрывал пышный венок в точности повторивший листья и плоды дуба, созданный афинским ювелиром из чистого золота. 

Наш спутник Сократис указал рукой, где стоял в тот роковой миг, ослеплённый полуденным солнцем царь, когда его начальник стражи Павсаний нанёс ему смертельный удар в сердце. Тот самый ревнивый юноша, отвергнутый царём, породившим в его сердце ненависть и огонь отмщения. Царь погиб от руки убийцы на глазах у своего сыны царевича Александра, ненавистной жены Олимпиады, при стечении послов из разных городов Греции и знатных македонцев на второй день праздника в честь свадьбы его дочери Клеопатры в период окончания подготовки похода в Ближнюю Азию, в страну персов. 

Проводы ушедшего в иной мир Филиппа-II были воистину царскими. Тела царя и его юной жены были подвергнуты кремации на вершине холма, под которым уже был возведена гробница. Останки были сложены в золотые ларцы и вместе с другими дарами и предметами аккуратно установлены в новом жилище. Среди прочих бесценных предметов восхищают три набора воинских доспехов, несколько мечей из железа и винный набор из серебра, чтобы и там царь мог предаваться веселью и утехам. Рядом в соседней камере поместили золотой ларец с прахом молодой жены, принцессы из Скифии, и её любимые при жизни предметы: гривны, браслеты, серёжки и бесценную золотую диадему. Безымянная царица  ушла вслед за царём по закону своего народа, чтобы выполнить свой долг супруги добровольно, но может быть, по принуждению родственников. Сегодня это уже никто не узнает. Так закончил свой жизненный путь царь Македонии, гегемон Греции Филипп-II. Тело его убийцы было распято на площади, а после захоронения царя сожжено. Пепел по приказу нового царя Александра-III был развеян по ветру. С этого момента в истории мира началась новая эпоха Александра Македонского. 

Шёл 336 год до н.э., Александру Македонскому исполнилось двадцать лет. Как знать, может быть, на нашем веку, где-нибудь на территории современного Египта  будет найдена и его гробница, и мы сможем увидеть сокровища великого полководца и просветителя. 

 

На следующий день по предложению нашего добрейшего гида Сократиса, ставшего нам товарищем, мы посетили небольшой группой археологический музей в городе Салоники. Я не буду останавливаться на всех археологических артефактах, так как их описание заняло бы достаточное время. Но мне хотелось бы рассказать только об одном предмете: это кратер для смешивания вина с водой, подававшийся на пиршественный стол. Выполненный из позолоченной бронзы, он по внешнему периметру покрыт узорами, горельефами античных фигур, застывших на веки, во время любовных сцен, торжества красоты и мира. Поверхность кратера покрыта золотом. Он был найден в гробнице, судя по количеству ценных предметов, знатного военачальника, или представителя царского рода. 

Советую посетить Грецию и увидеть своими глазами шедевры, созданные гением ювелиров, архитекторов, художников представителей эллинистического мира. Салоники 22-29 июля 2016 года. Фото кратера прилагаю к рассказу.  

© 2014 Сергей Рац. Все права защищены.                                                                                                                                             e-mail: el-vase@mail.ru